Логин
Пароль
 







 

 

 
 

 

 

 
 

 

Специфика формирования этнической культуры крымских караимов (часть 2)

 

 

 

 

 

 

     

Специфика формирования этнической культуры  крымских караимов и особенности ее проявления на различных исторических этапах развития общества. (Часть 2)
 
Кропотов В.С
 

Характеризуя в целом влияние религиозного фактора на формирование этнокультуры крымских караимов, можно выделить в хронологическом          порядке наиболее существенное. Автохтонная региональная народность складывается в Крыму на рубеже YIII-IX вв. (начало этногенеза). Образование этноса происходит в результате этногенетической миксации на основе слияния тюркских кочевых родо-племенных образований и местных этнических групп в междуречья Альмы и Качи. На ранних стадиях этногенеза  (IX-Х в.в.) исповедование религиозного учения, принятого в Хазарском каганате (вероятнее всего, мозаизм) было формальным и не затрагивало глубинных основ мировоззрения, которое базировалось на древнем тюркском тенгрианстве. Но, уже в тот период новая религия выделяла крымскокараимскую этническую общность среди других этнических образований крымского региона. Древняя вера с неотъемлемой ее составляющей – шаманизмом, хотя и теряет со временем свои позиции, но продолжает, по крайней мере до XIY-XY столетия, оставаться характерной особенностью крымско-караимской этнокультуры. Отдельные архаичные черты религии фиксируются еще в  XIX столетии. С падением Хазарского каганата теряет прочность незыблемость установок религиозной идеологии предков, что, соответственно, готовит почву для утверждения нового религиозного учения. По времени (Х-ХІ в.в.) это совпадает с увеличением численности переселившихся в Крым караимов из Византии и усилением их миссионерской деятельности. Сложение отмеченных факторов, а также сходство духовных основ мозаизма и учения Анана ибн Дауда, вероятнее всего, и обусловило окончательное утверждение караимской религии в Кырк Йере. По ряду косвенных признаков, караимское вероучение закрепляется в период между  ХІ и ХІІІ столетиями. В это же время завершается и процесс этногенеза. Судя по характеру религиозных преобразований в Кырк Йере, проведенных Синаном Челеби, караимская религия до конца  XY в. не смогла глубоко укорениться в национальном сознании. Начиная со времени Челеби (не исключено, что уже до его появления) власть переходит к духовенству. Смена светской на религиозную структуру управления была обусловлена потерей политической независимости на рубеже  ХІІІ -ХIY веков (взятие крепости войсками Ногая, несомненно,  сопровождалось гибелью представителей властной элиты – родовой аристократии), и переселением части крымских караимов в Литву в конце  ХIY столетия, в числе которых также находилось значительное количество воинов и представителей национальной элиты. В условиях разразившегося в конце  ХY столетия кризиса политического, идеологического, демографического, религия консолидировала народность  и предотвратила растворение ее в близкородственной крымскотатарской этнической среде. В дальнейшем общество развивается в условиях господства религиозной идеологии, а этнокультура крымских караимов приобретает  черты этноконфессиональной общины (52). Формируется корпус священнослужителей, находящийся в постоянном контакте с остальным караимским миром. Его ряды периодически пополняют представители духовенства из переживавших кризис и распадающихся общин Малой Азии и Ближнего Востока, где их численность на протяжении средневековья и Нового времени неуклонно сокращается.

     С перемещением мировых центров караимизма в Крым и Литву начинался новый период в развитии караимской литературы. Крымско-литовские караимы создают десятки произведений, немалая часть которых являются памятниками караимской религиозной мысли. Попутно была разработана религиозная теория происхождения крымских караимов, которая закреплялась в сознании всей системой религиозного воспитания. В свою очередь, это приводило к выхолащиванию из народной памяти событий древней этнической истории. Письменные источники о ранних этапах развития отсутствовали, что характерно практически для малых народов, берущих начало в кочевых сообществах с традицией хранения и передачи информации в устной форме. Таким образом, у крымских караимов в  ХYІ столетии в значительной степени прекратилась преемственность передачи культурного наследия. Возникла ситуация, при которой новые элементы этнокультуры стали возникать на духовно-нравственных основах, отличных по своей природе от древнейших национальных, сформировавших культурно-исторический тип народа. Изначально присущие этносу компоненты этнокультуры оставались в обыденной жизни, либо продолжали сохраняться в латентной форме и вновь проявились на поздних этапах истории при изменении условий существования. Сохранению национальной самобытности способствовала территориальная изолированность Джуфт Кале и консервативность жизненного уклада традиционного общества. В немалой степени элементы национальной культуры были сохранены благодаря окружению крымских татар, этнокультура которых сходна с крымско-караимской.

     Объективная оценка религиозного фактора в формировании этнокультуры и истории крымских караимов не может быть полной без признания несомненных заслуг религии. Караимская религия сумела спасти народ, когда он стоял на грани исчезновения в ХY столетии, и становилась для него и впоследствии идейной опорой в кризисные периоды национальной истории. Значительна роль караимской религии в сохранении национальной самобытности, т.к. караимское вероисповедание способствовало  сохранению консервативного жизненного уклада (соответственно, сохранялись и характерные особенности этнокультуры) и препятствовало развитию ассимиляционных процессов. Высочайший авторитет выдающихся представителей народа в лице священнослужителей и духовных наставников базировался прежде всего, на их умении отстаивать национальные интересы (53).

 

     Конец ХІХ начало ХХ столетия – новая эпоха в истории крымских караимов. Эпоха глубоких перемен, затронувших экономические и социальные основы общества, отразившиеся на культуре народа. В это время формируются караимская буржуазия, интеллигенция, ломается патриархальный уклад жизни. Оптирование крымских караимов в российскую действительность (начался после присоединения Крыма к России) набирает стремительные темпы. Безвозвратно уходят в прошлое элементы этнокультуры, присущие этно-конфессиональной общине, при возрождении характерных черт и особенностей народа, сформированных в периоды его древнейшей истории. Истокам и направленности перемен, существенно изменивших  крымскокараимскую среду невозможно дать объективную  оценку вне связи с социально-политической обстановкой в России : усиление действий факторов, направляющих империю по западному пути развития (в первую очередь в экономике, политике, идеологии ) и распад традиционно - национального (разложение крестьянской общины и сословий, кризисные явления в духовно-нравственной ,культурной сфере и пр.). Анализ подобных российских процессов и явлений (не всегда и не везде заканчивающихся ломкой коренных устоев бытия и приводящих к национальной катастрофе) позволил в социологии выделить в качестве одной из ключевых проблем эволюции противостояние «культура – цивилизация». Оно проявляется наиболее ярко в переходный период в жизни общества, когда происходит радикальная смена приоритетов развития. В основе его, нередко обозначаемом термином  «модернизация», заложена дихотомия «традиционализм – современность». В русле обозначенной концепции, изменения цивилизационного уровня, в частности, развитие капиталистических отношений могут связываться (и по большей части, справедливо) с размыванием, выхолащиванием как национальной, так и этнокультуры, основанной на принципах традиции. Большинство народов Российской империи в конце  ХІХ в., в  том числе и титульный, русский,  оставались в своей основе традиционными. В числе прочих и крымские караимы. Большинству традиционных этносов, как и крымским караимам, присуща характерная особенность этнокультуры, выделенная по отношению к русскому - «разрыв между природно-языческим началом и высокой  религиозностью»(54).

     На протяжении всей истории царской России ее политика в отношении нерусских народов, населявших империю, неизменно оставалась этнически и конфессионально толерантной. Не исключением были и крымские караимы. Льготы, привилегии, окончательное уравнение их в правах с великороссами следует рассматривать в русле проводимой политики. Отмеченное, наряду с присущим коренным народам сакральным пониманием отечества, предопределило

органичное вхождение караимов в российскую среду и их успешную деятельность в государственной, общественной и экономической сферах. Необходимо также учесть, что, пожалуй, с рубежа ХIY столетия, крымские караимы в  предреволюционное время переживали лучший период своей истории. Как никогда, выросло благосостояние народа (бедных практически не было), сформировалась национальная элита в лице лучших представителей делового мира, интеллигенции, духовенства. Уровень образованности был одним из самых высоких среди народов Российской империи. Деловая активность национальной буржуазии еще в середине ХІХ столетия, перешагнув границы Крыма, успешно реализовывалась в крупнейших промышленных центрах европейской части России. Не лишним будет заметить, что один из самых малых этносов России имел в своем составе 11 миллионеров. Караимские врачи, агрономы, промышленники, представители военного сословия, творческой интеллигенции в соответствующих кругах получили признание и известность. И, наконец, такой красноречивый показатель, как численность. За время пребывания в составе царской России она выросла почти в четыре раза (в 1914 г. около 16 тыс. человек; к моменту присоединения к России, по различным оценкам, порядка 4 тыс. человек). Закономерен для описываемого периода рост этнического самосознания, проявления чувства национальной гордости и достоинства.

     Перечисленное, как и причины иного характера, предопределили отличие процессов модернизации у крымских караимов, как с синхронно протекающими в российском обществе, так и с принятыми современной социологией ее образующими факторами.

     І. В экономике несомненно имело место присущее модернизационным процессам «расширенное использование капитала и технологий, широкое освоение природных ресурсов , расширение вторичного (переработка, торговля) и третичного (услуги) секторов хозяйства, развитие рынков товаров, капиталов и труда» (55). Однако, были и существенные отличия. Прежде всего следует отметить, что в экономическом плане ориентиры развития продолжали сохранять связь с традиционными формами хозяйства, возникшего на базе натурального. Основные капиталы вкладывались в производственную, а не в торговую сферу. Причем именно в те области производства, которые издревле были близки крымским караимам – производство и переработка сельхозпродукции. Отсюда и возникновение образцовых сельхозпредприятий в Крыму, специализацией которых было животноводство, садоводство и пр. Не случайно, что крупнейшие представители караимской буржуазии были владельцами известных в России табачных фабрик: Пигит – Москва; Кальфа -Харьков; Стамболи – Феодосия; Коген – Киев; Шапшал – Санкт-Петербург и т.д. Они обеспечивали 80-90% выпуска табачной продукции дореволюционной России.

     Натуральное хозяйство, длительное время бывшее экономической основой крымскокараимского этноса, предполагает удовлетворение общественных запросов исключительно трудом соплеменников (соотечественников). Здесь коренятся истоки широкого развития ремесленного производства у крымских караимов на всех стадиях исторического развития. В этнокультуре это находит отражение и в специфике воспитания, обязательным условием которого было приобретение еще в детском возрасте трудовых навыков и освоение какой-либо профессии. Поэтому, закономерно создание профессиональных ремесленных училищ для молодежи караимскими благотворителями : промышленно-техническое Когеном (1895) ; сельскохозяйственное - Тонгуром (1912) ; женское профессиональное (швейное) -  Гелеловичем (1912).

     ІІ. В социальной сфере  выделяют  « ослабление прежних предписанных (аскриптивных ) типов социальности и общих типов социальной принадлежности, фрагментации прежних общих аскриптивных связей, прежде всего, религиозных и расширение сферы новых целенаправленных связей, основанных на профессиональных или рыночных критериях...».        

     Для крымскокараимской общности характерно расширение сферы новых, целенаправленных связей при сохранении в основе своей аскриптивных типов социальности. Они были настолько сильны в этнокультуре, что проявлялись в Крыму и Литве весь довоенный период. При том, что в Крыму уже не существовало  Духовного правления, была разрушена социальная структура общества, которое, к тому же,  в ходе гражданской войны лишилось лучших своих представителей. Жизнестойкость аскриптивных связей уходит корнями в древнейшие пласты крымскокараимской истории и  связана с языческим культом предков и влиянием религиозного воспитания. Несомненно, что на устойчивость аскриптивных связей повлияла и малочисленность народа.

     ІІІ. В политической сфере  выделяются «формирование различных социально-политических движений, подрыв традиционных форм легитимности династических режимов и введение некоторых элементов демократии». Перечисленное  не имеет отношения к крымским караимам, за исключением «введения некоторых элементов демократии». К последним, с большой натяжкой, можно отнести проведение двух национальных съездов в 1911 и 1917 г.г. и попытку создания в 1917 году караимской национал-демократической партии культурного самоопределения (56). Что же касается социально-политических движений, то не было не только попыток их создания, но, за редким исключением, отсутствовали факты участия караимов в  политических союзах, партиях и т.д. (С. Крым, член партии кадетов ; А. Пигит, - член партии эсеров – редкие примеры из наиболее известных).

    «Подрыв традиционных форм легитимности династических режимов» в крымскокараимской среде исключался. Распространение подобной идеологии противоречило основам этнокультуры и мировоззрения. Отсюда и неприятие идей революции караимским обществом в целом и участие подавляющего числа кадровых караимских офицеров (в годы первой мировой войны их было свыше 500) и военнообязанных в белом движении.

    ІV. Развитие культуры в период модернизации определяется «дифференциацией духовных систем и ценностных ориентаций, секуляризацией и плюрализацией общественного сознания и образования, распространении грамотности, формированием национальной культуры и языка... Важной сферой мобильности становится духовное производство, прежде всего в рамках системы образования, которая и формирует один из наиболее мобильных слоев – интеллигенцию». Соответствие отмеченным векторам развития реалиям караимской действительности почти тождественны. В подтверждение приведем описание этого времени, данное С. Шапшалом : «За короткое время существования императора Александра ІІІ (1881-1894), особенно покровительствовавшего караимам, число интеллигенции среди них в Крыму значительно увеличилось, здесь также молодежь охотно поступала на государственную службу. Это время было отмечено также особым увлечением интеллигенции выборными должностями. Поэтому с тех пор мы везде и всюду, в городах и уездах встречаем караимов – городских голов и гласных, председателей земских управ и притом не только уездных, но и губернских. Звание почетных мировых судей среди караимов было явлением обычным...

      За последние годы уже почти совершенно исчезли среди караимов купцы и торговцы... Лишь солевая промышленность и оптовый транспорт шерсти, зерна,

табака и фруктов еще держались в руках караимских землевладельцев и садоводов старшего возраста. Молодежь уже этим не интересовалась и не занималась. Среди них появились агрономы с высшим образованием и они, продолжая это старое прадедовское занятие, ввели много улучшений в эту область сельского хозяйства.

    Если таков был образовательный уровень народа, то, конечно, нормальным явлением среди него была косность караимского духовенства. Молодое поколение в то время почти отбилось от храмов, ибо стояло головой выше своих пастырей... Для спасения положения ощущалась в этой области неотложная реформа. И, действительно, явился спаситель в лице первого из караимов Крыма, получившего высшее образование – И.И. Казас, который в это время состоял инспектором татарской учительской школы в г. Симферополе. Он представил проект учреждения в г. Евпатории особой  караимской духовной семинарии (сочетающей программу шестилетней прогимназии и духовного училища прим. В.К.). Семинария была открыта в 1895 г. В честь покровителя караимов, покойного уже государя, получила название Александровского караимского духовного училища.

     Из стен этого заведения вышел целый ряд лиц, ныне продвигающихся на духовном поприще. Некоторые из бывших воспитанников этой семинарии, желая продолжить образование, поступили в университеты для изучения филологических наук, поэтому ныне среди состава духовенства мы видим лиц не только со средним, но и высшим образованием, пользующихся авторитетом и полным уважением среди народа вообще, а среди интеллигенции, в особенности.

     За время царствования Александра ІІІ и Николая ІІ на юге России и, в частности, в Крыму можно было встретить, как говорится на каждом шагу, караимов – врачей, судей, инженеров различных специальностей, агрономов всех родов ученья, педагогов и ряд лиц, даже занимающих профессорские кафедры... Число студентов в формах всех высших заведений прямо-таки удивляло даже русских, если принять  сравнительную малочисленность караимского народа ; немало было и караимских девушек на высших женских курсах» (57).

     В пространной цитате, описывающей ситуацию переходного периода, позволим себе  отметить касающееся духовенства. Она указывает на специфичность модернизации в караимской этнической среде. Секуляризация, безусловно, имела место, но не привела к расколу социальных групп. Позиции религии оставались прочными в обществе, даже среди наиболее просвещенной ее части. Авторитет Духовного правления (традиционно возглавляемого выдающимися представителями народа, а в рассматриваемый период С. Пампуловым и С. Шапшалом ) был необычайно высок. В этот период в России действовало 20 караимских храмов – наибольшее число за всю историю. Караимское духовенство принимает активное участие, а порой  и инициирует разработку и реализацию важнейших проектов переустройства общества. Достаточно упомянуть его широкое представительство  на первом и втором Национальных съездах. Александровское караимское духовное училище подготовило не только священнослужителей новой формации. Многие его выпускники, продолжали обучение в вузах России и зарубежья и заметно пополнили ряды растущей караимской интеллигенции. В сложнейший  период  реформации общества религия выступила и как фактор сохранения национальной самобытности. Именно караимское духовенство предстало самым непримиримым и последовательным противником примитивной русификации, которая также имела распространение, хотя и  в ограниченных масштабах, и коснулась, в основном, молодого поколения. Во многом  благодаря ему, это явление не получило широкого  распространения. Сохранению такого важнейшего элемента этнокультуры, как язык,  также способствовала религия. Преподавание на родном языке  сохранялось в начальных караимских школах и в АКДУ (по уставу училища,  первые два года преподавание проводилось на караимском языке). Священнослужители были едины с просвещенными слоями общества в вопросах сохранения и изучения культурного наследия народа, при расхождении во взглядах на истоки формирования этнокультуры. Ее корни они традиционно связывали с религией, что, естественно, уже не могло удовлетворить интеллигенцию, искавшую ответы в науке. Опубликованные к тому времени труды В. Григорьева, В. Радлова, В. Смирнова, П. Кеппена, Д. Хвольсона, А. Гаркави и др. в большем или меньшем объеме касавшихся караимской проблематики, вызывали живые отклики (как позитивные, так и негативные) в образованных слоях общества.

     Повышенный интерес к определению национальной идентичности -  заметное явление культурной жизни дореволюционного периода. Закономерно появление в это время в караимской среде крупного ученого – тюрколога С. Шапшала, внесшего неоценимый вклад в изучение караимской истории, этногенеза и культуры. Заложенное С. Шапшалом позже дополнили и продлили проф. А. Дубинский и акад. А. Зайончковский.

     Заметными событиями общественной жизни стало издание первых караимских журналов. Выходившие непродолжительное время: «Караимская жизнь» (Москва, 1911-1912); «Караимское слово» (Вильно, 1913-1914); «Известия Караимского духовного правления» (г. Евпатория, 1917-1919), они сумели внести заметный вклад в развитие культуры. Опубликованные материалы помимо того, что содержали немало ценного из караимского фольклора, включали и статьи проблемного характера о перспективах развития общества. Не менее значительным событием было открытие в 1916 г. по инициативе С. Шапшала национальной караимской библиотеки и музея «Карай – Битиклиги» (г. Евпатория).

     В тоже время, нельзя не отметить того очевидного факта, что караимская интеллигенция в начале ХХ века в подавляющем своем большинстве представляла российскую науку и культуру. Будучи этнически крымскими караимами, они по своей профессиональной принадлежности становились русскими учеными, художниками, композиторами и т.д.  То, что основная часть интеллигенции сохранила связь со своей этнической средой и, более того, гордилась и дорожила ею, не позволяет определить сложившуюся ситуацию расхожим термином «русификация», под которым все же следует понимать сознательный отрыв от национальной почвы под влиянием неродственной культуры. Модернизационный период истории, видимо, правильнее назвать обрусением. Обрусение  национальной элиты крымских караимов определялось глубинными причинами и имело объективные предпосылки. Они вытекали из особенностей исторического развития. Закрытым общество бесконечно долго оставаться не могло. Открытость давала возможность  подняться на более высокий уровень развития с неминуемой потерей элементов национальной самобытности. Проявление закрытости ощущалось в караимском обществе (вплоть до середины  ХІХ в.) не только и не столько в замкнутом патриархальном укладе жизни, а, прежде всего, в существовании мировоззренческого барьера с окружающим миром, созданного и ревностно оберегаемого религией. Подобное положение тормозило развитие общества, препятствовало раскрытию творческого потенциала и отдельных его представителей, и народа в целом, и, в конечном счете обрекало его на отсталость и историческое прозябание. Религиозная идеология в означенном аспекте выступала как регрессивный фактор. Эмансипация медленно набирала темпы и растянулась на длительное время. Достаточно сказать, что прошло почти 70 лет  пребывания в составе России, когда появился первый крымский караим, получивший высшее образование (И. Казас -1859 г.). До середины ХІХ столетия просвещенность основной массы народа оставалась крайне низкой. Однако перемены, радикально менявшие облик России, затронули и караимов. Присущие им способности к развитию производственной сферы и деловая активность заложили основы эмансипационных процессов. В 1846 г. «Новороссийский календарь», оценивая ситуацию в Евпатории, сообщал: «По населенности Евпатория занимает второстепенное место в числе лучших крымских городов и не лишена деятельности, виновниками которой должно, по справедливости, признать караимов, сообщающих городу какую-то жизненную силу, хотя, к сожалению, эта промышленная нация, особенно важнейшие капиталисты, мало помалу выселяются в другие города» (58).

     Переселившиеся в другие города промышленники, которым было уже  тесно в рамках провинциальной Евпатории, и те из них , кто остались, и проживавшие в других городах, заложили основы зарождавшейся интеллигенции. Бескомпромиссная борьба ее с консервативными слоями духовенства привела, в конце концов, к слому религиозных барьеров, обрекавших общество на экономическую и интеллектуальную стагнацию. Крайние формы развернувшегося противостояния приводили к русификации, с присущим ей отрицанием не только религиозных норм, но и к отрыву от национальной почвы вообще. По существу, это была реакция на проявление крайних же форм консерватизма в среде духовенства. Однако, изменение позиций духовных лидеров в сторону принятия светских ценностей и сохранения принадлежности к этнической почве большинства представителей интеллигенции не привело к социальному расколу и сохранило целостность народа.

     Заканчивая схематический обзор факторов модернизации и их проявлений у крымских караимов, выделим главное : традиционный крымскокараимский этнос сумел сохранить основные черты этнокультуры; секуляризация не подорвала в основной массе народа  глубинных основ религиозного сознания ; религия способствовала  в период модернизации сохранению ряда основных традиционных и этнических признаков (аскриптивные связи, язык и т.д.) ; традиции, заложенные в древности, продолжали проявляться в этнокультуре, а русификация не приобрела всеобъемлющего характера.

     Крымские караимы, находившиеся под мощным воздействием европейской и русской культур (что отчетливо прослеживалось в формировании интеллигенции), несмотря на малочисленность, смогли сохранить свой культурно-исторический тип.

    Устойчивость национальной идентичности в немалой степени была обусловлена проживанием основной части народа на исторической родине – в Крыму и Литве. Революция и гражданская война нанесли невосполнимый урон крымским караимам. Являясь носителями традиционных духовных ценностей, они не могли позитивно воспринять идеи большевизма (свойственно большинству тюркских народов России). Как следствие – участие наиболее активных слоев общества в контрреволюционном движении. В советский период истории крымские караимы вступали, едва ли не вдвое меньше по численности (потери гражданской войны, эмиграция) . Народ был лишен нравственных и духовных ориентиров в лице национальной элиты, частью уничтоженной ,частью ушедшей в эмиграцию. В 1919 г. в Крыму прекращает свою деятельность Духовное караимское правление (в Литве существовало до 1940 г.). К 1927 году все караимские храмы на территории СССР были уже закрыты. Национальная политика советского государства, направленная на вовлечение нацменьшинств в построение  социализма, к началу 30-х годов себя исчерпала. Караимское общество оказалось лишенным национальных основ  развития, сформированных как на древней этнокультурной, так и на религиозной почве. В дальнейшем положение усугубилось значительными потерями, понесенными крымскими караимами во второй мировой войне. В создавшихся условиях стали интенсивными ассимиляционные процессы. Как это уже не раз случалось в караимской истории, этнокультура в послевоенный период проявлялась исключительно в обыденной жизни (быт, кухня формы общения, манеры поведения и т.д.). К концу ХХ столетия  крымские караимы представляли из себя небольшую народность, стоящую на грани исчезновения.

     Тем более удивительным оказался феномен возрождения национального самосознания, явственно проявляющегося в крымскокараимской среде с начала 90-х годов ХХ века (аналогичные явления получили широкое распространение как в крупных, так и в малых этнических образованиях, практически на всем постсоветском пространстве). В «Караимской народной энциклопедии» новейший период истории справедливо назван возрождением. Он отмечен «пробуждением интереса к национальной религии и культуре и восстановлением национальной общественной жизни, созданием национально-культурных обществ в городах Украины, Литвы и России. Восстановлением кенас в Евпатории и деятельностью религиозных общин. Проведением с 1993 года «Дней караимской культуры» и международных национальных встреч» (59). Необходимо добавить, что издание национальной энциклопедии само по себе уникально и едва ли не единственный прецедент для бывшего СССР. Помимо перечисленного, нельзя не сказать о появлении в свет огромного количества периодических изданий, научно-популярных работ, публицистике по караимской проблематике. Будучи неравноценными по объему и научному уровню изложенного, они, в совокупности содержат богатейший материал для исследователей в области этногенеза, истории и этнокультуры. Несмотря на увеличение объема материала, исследования по-прежнему сопряжены с трудноразрешимыми проблемами в ходе их проведения. В значительной степени это связано с причинами, отмеченными в начале статьи. Добавим , что продолжает иметь место бесперспективный в научном отношении метод рассмотрения крымскокараимского этноса, как исключительно этно-конфессиональной общины.

      Сложность исследований в области этнокультуры обусловлена и гетерогенностью крымскокараимского этноса, содержащего множество черт, компонентов, присущих различным тюркским этническим общностям. Например, в караимском фольклоре  трудноразличимы самобытные пласты и филиации от близкородственных народов, в частности, крымскотатарского. И только взвешенный, профессиональный подход позволит выделить и обозначить место этнокультуры крымских караимов среди многообразия культур крымских народов, развитие которых всегда протекало в условиях взаимопроникновения  и взаимовлияния. Идея образования целостной крымской культуры, формирующейся на основе синтеза культур, прослеживается в замечательной книге Февзи Алиева «Антология крымской народной музыки», куда включены несколько десятков караимских народных песен (60). Этнокультура небольшого крымскокараимского народа, помимо крымской общности, сохраняет черты принадлежности к огромному тюркскому миру. Ее жизнестойкость сберегла народ в сложнейшие периоды его истории, ее изучение в настоящем позволит глубже понять механизм формирования и развития малых этнических групп, придающих особые, неповторимые оттенки тюркскому многообразию.

 

                                                                                             

 

Примечания.

1.   Ерасов Б.А. Цивилизации. Универсалии и самобытность. М.: Наука,2002. -  С.334.

2.   Айбабин А.И. Этническая история ранневизантийского Крыма.  И.А.Н  Украина, Институт востоковедения, Симферополь, 1999. - С.96-97.

3.   Баранов И.А. Таврика в эпоху раннего средневековья. Киев: Наукова думка, 1990. - С. 46.

4.   Там же. с. 5.

5.   Баранов И.А., указ. соч., с. 53.

6.   Артамонов М.И. История хазар. Л.: Государственный эрмитаж, 1962. -  С.286.

7.   Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков. М.,1969. -  С. 273-278.

8.   Алексеев В.П. Очерк происхождения тюркских народов Восточной Европы в свете данных краниологии/Крымские караимы. Происхождение, этнокультура, история. Симферополь : Доля, 2005. -  С. 26.

9.   Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М.:Наука, 1983. – С.278.

10.            Алексеев В.П., Бромлей Ю.В. К изучению роли переселения народов  в формировании новых этнических общностей/ СЭ, 1968 №2 ; Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии. М.: Наука, 1981. - С. 257-273.

11.            Бромлей Ю.В. указ. соч. - С. 129.

12.            Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков. М., 1969. - С.384.

13.            Мусаев К.М. Лексика тюркских языков в сравнительном освещении (Западно-кипчакская подгруппа). М.: Наука, 1975. - С.360.

14.                          Шапшал С.М. История тюрков-караимов в Крыму, Литве и Польше. (Рукопись), Вильно, 1943. -С.90.

15.            Симиренко Л.П. Крымское промышленное плодоводство. М., 1912. - С.4.

16.            Полканов Ю.А., Полканова А.Ю. Реликтовые особенности этнокультуры крымских караимов/Крымские караимы. История, территория, этнокультура. Симферополь : Доля, 2005. - С.93.

17.            Шапшал С.М. указ. соч. С. 406.

18.            Дубинский А. Локализация караимского языка в свете его исторического развития/Крымские караимы. Происхождение, этнокультура, история Симферополь: Доля, 2005. -  С. 31.

19.            Введение в этнографию народов СССР (Стадийные закономерности и локально-исторические особенности этнокультурных процессов в ХІХ-ХХ в.в., М.: Из-во Московского университета, 1990. - С. 7-8.

20.            Кляшторный С.Г., Султанов Т.Н. Государства и народы Евразийских степей Санкт-Петербург : РАН Институт востоковедения, 2004. - С. 166.

21.            Громыко Н.М. Место сельской (территориальной, соседской) общины в социальном механизме формирования, хранения и изменения традиций/ СЭ, 1984 № 5.

22.            Полканов Ю.А., Полканова А.Ю. указ. соч. - С. 77-78.  

23.            Кляшторный С.Г., Султанов Т.Н. указ.соч. - С. 175.

24.            Бромлей Ю.В. указ.соч. С. 55-56.

25.            Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М.: Наука, 1990. - С.48.

26.            К каковым, например, несмотря на глубокое и содержательное исследование П.Коковцева (Еврейско-хазарская переписка в Х в. Л., 1932)  и ряд последующих публикаций, следует все же отнести переписку Хасдая ибн Шапрута с царем Иосифом как в краткой, так и в пространной редакции.

27.            Артамонов М.И. указ. соч. -  С. 262-264.

28.            В том,  что иудаизм (в  любой форме), принятый в качестве государственной религии верхушкой каганата, не мог глубоко укорениться ни в самой Хазарии, ни в Крыму, радикально изменив сознание неофитов, сомнения не вызывает. Даже в родной этнической среде, монотеистической иудейской религии для окончательной победы потребовалось не одно столетие. Только в ходе религиозных реформ царя Осии (Иошиягу 639-609 г.г. д.н.э.) в 622-621 г.г. до н.э. были разрушены последние языческие культовые центры. И только тогда «Иерусалим был безоговорочно признан единственным местом законного богослужения и ,таким образом, стал доминирующим духовным центром  не только для жителей Иудеи, но и для всего еврейства» (Тадмор Х. И Надель Р. Библейский период/Очерк истории еврейского народа. Израиль: Библиотека Алия, 1994. - С. 82.

29.            «Большая часть современных исследователей истории Северного Кавказа придерживается мнения, что гунны Дагестана были частью савирских племен или частью савиров и барсилов, в свою очередь принадлежавших к болгарским племенам» (Кляшторный С.Г., Султанов Т.Н. указ.соч., С. 178). Лингвистикой подтверждается участие древних булгарских племен в образовании крымско-караимской народности. Скорее всего через них тенгрианство проникает в Кырк Йер. Однако носителями тенгрианства были практически все тюркские племена, в том числе и участвовавшие в этногенезе крымских караимов. Отсюда следует, что культ Тэнгри имел глубокие корни в Кырк Йере в хазарский и постхазарский периоды.

30.            Шапшал С.М. Караимы СССР в отношении этническом/Крымские караимы. Происхождение, этнокультура, история. Симферополь: Доля, 2005. - С. 132.

31.            Элиаде М. Шаманизм. М.: София, 2000. - С. 464.

32.            Шапшал С.М. История тюрков-караимов в Крыму, Литве и Польше. - С. 368.

33.            «Три еврейских путешественника», Москва : Гешарим / Мосты культуры, 2004, с. 267. В примечании (7) на с. 322 указывается : «Караимы проживали в то время в Крыму. Однако, поскольку данные еретики не знали, что такое Талмуд, а не отвергали его, то, возможно, речь идет не о караимах, а о евреях, давно поселившихся в этой области, не имевших связей с Палестиной и Вавилонией и не знавших о постбиблейском иудаизме». Наличие подобных еврейских общин в конце ХІІ века в Крыму исключено. Более правдоподобной представляется версия, согласно которой еврейские общины, « не знавшие о постбиблейском иудаизме» и проживавшие на территориях, подвластных Хазарскому каганату (Кавказ), познакомили со своей религией хазар. Она и сделалась государственной в каганате на рубеже VIII-IX в.в., благодаря чему и попала в Крым. У носителей ее в Кырк Йере не без участия караимов-эмигрантов учение  трансформируется в караимизм.

34.            Крикун Е.В., Даниленко В.Н. Воздушный город Джуфт Кале. Киев: Этнос, 2005. - С.11.

35.   Норман Голб и Омельян Прицак Хазарско-еврейские документы Х века Москва-Иерусалим : Гешарим, 1997. - С. 43.

36.   В комментарии и гипотезе Н. Голба, В. Петрухин выдвигает ряд существенных контраргументов, в том числе: «Главой культа Тенгри у тюрков был сам каган ; его власть считалась дарованной Тенгри, а по некоторым предположениям, основатель династии Ашина был шаманом-камом.(Кляшторный С.Г. Мифологические сюжеты. - С.132, Потапов П.П. Алтайский шаманизм. Л, 1991. - С. 271); обращение хазарского кагана в иудаизм разрушало саму основу этого культа. Что касается «камов-шаманов»...то они сохранили свой специфический религиозный статус у тюрко-монгольских народов, даже после приобщения этих народв к мировым религиям...» (выд. В.К.).

37.            Гретц Г. История евреев в 10 т. Одесса, 1903-1905 ; Синани И.О. История возникновения и развития караимизма часть І , Симферополь, 1888 г.; часть ІІ С-П, 1889 г.

38.            Гретц Г. указ.соч. , т. VI, С. 259.

39.            Синани И.О. указ.соч. ч. ІІ, С. 70.

40.            там же С. 71.

41.            Синани И.О. указ.соч. ч. І, С. 65.

42.            там же ч. І. С. 63-64,  ч. ІІ, С. 163.

43.            О том, что это происходит на рубеже XIII - XIV веков, убедительно подтверждается историческими свидетельствами. Арабский историк Рукн-ад-дин-Бейбарс сообщает о карательной экспедиции в Крым, осуществленной  по приказу темника Ногая. Поход войск Ногая связан с убийством в Кафе его внука Актаджи, прибывшего за сбором дани. Описываемые события относятся к 1299 году. В сочинении В. Тизенгаузена приведен отрывок из текста Бейбарса : «Оно (войско) ограбило его (город Кафу), сожгло его, убило множество крымцев...ограбило Сары-Керман, Кырк-Йери, Керчь и др.» (Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Извлечения из сочинений арабских , С-Пб, 1884, С. 111-112). В этой связи крайне интересны материалы о родословных наиболее влиятельных крымско-татарских семействах, в частности, о роде Яшлавских, предки которых появляются в Крыму одними из последних (среди других наиболее значимых крымско-татарских родов) в составе войск, посланных по приказу Ногая. В 1299 г. под ударом этих войск пал Кырк Йер. Ссылаясь на родословную Яшлавских, известный крымский дореволюционный историк Ф. Лашков пишет : «Яшлавские ведут свой род от Абак-бея Кудалака. Перекочевав в Крым по указанию Ногая, предок Яшлавских завоевал Кырк Йер и «поселился», как говорится в родословной» в Яшдаге, т.е. на полянах в молодом  лесе между городом Кырком и рекой Альмой, от чего прозвался  Яшлав» (Лашков Ф.Ф. Архивные данные о бейликах в Крымском ханстве. Труды VI Археологического съезда в Одессе, т. IV, с. 105; ИТУАК № 22, С. 73).

44.            Ельяшевич Б.С. Караимский библиографический словарь. М., 1993, С. 61.

45.            Синани И.О. указ.соч. часть І, с. 69.

46.            Леви-Бабович Т.С. Три странички. Севастополь, 1926, С. 45; Очерк возникновения караимизма. Севастополь, 1913, С. 71 ; Прик С. Беседы о караимстве, Одесса, 1902, С. 111.

47.            Ельяшевич Б.С. Караимы. Историко-этнографические очерки. Книга 3, М.: РАН, 1994, С. 34.

48.            Бейм С. О свадьбе у караимов, как она совершалась сто лет тому назад/Память о Чуфут-Кале. Одесса, 1862. - С. 63-81.

49.            Не останавливаясь на подробном рассмотрении значения исследовательской деятельности А. Фирковича, необходимо все же отметить, что многое из открытого им не потеряло актуальности и в настоящее время. В частности, это относится к датировке караимских памятников на Балта-Тиймэз. Основательное изучение этого уникального объекта, вне сомнения, позволит получить ответы на многие вопросы древней истории крымских караимов, если даже фрагментарные исследования дают интересные результаты. Так уже в 80-е годы ХХ века на кладбище были обнаружены караимские могилы Х-ХІ в.в., неизвестные А. Фирковичу и не найденные впоследствии Д. Хвольсоном. См. Бабаликашвили Н.И. О нескольких еврейско-язычных караимских эпиграфических памятниках из Чуфут Кале/Семитологические штудии – Тбилиси, 1987, вып.3. – С. 5-12).

50.            В указанном сочинении И. Синани названо около двух десятков крымских и литовских авторов. В числе самых значительных произведений отмечены «Дод-Мордехай» М. Кокизова ; «Элим» З. Троцкого ; «Правда о вероучении» А.

 Ерушалми ; «Врата Надежды» ; «Серебряный замок» И. Луцкого (Яшара) и др. Немало книг караимских писателей несут печать несомненного таланта сочинителей и обладают высокими художественными достоинствами. К примеру, одним из лучших образцов караимской поэзии С. Шапшал считал «Мед сотовый» (краткое изложение Пятикнижия в стихотворной форме ) М. Казаса, писателя из Джуфт Кале конца XVIII века.

51.            Фиркович А. Авне Зиккарон. Путевые заметки// Караимская жизнь, 1911, № 6, М., 1911. - С. 82.

52.            Официальное представительство в лице духовенства, замкнутость и патриархальность, образ жизненного уклада крымских караимов, длительное время исключавшие возможность проведения этнографических исследований, обусловили определение крымскокараимской общности как конфессиональной. Подобная оценка (отражавшая лишь черты этнокультуры, сложившиеся в позднем средневековье) была достаточно широко распространена в официальных и научных кругах России в ХIX в. и наложила существенный отпечаток на ряд исследований по этногенезу и истории крымских караимов не только на протяжении   ХIX, но и в ХХ столетии.

53.            Имена многих из них до сих пор сохранены в народной памяти и вспоминаются непременно с глубоким почтением и благодарностью. С отмеченной особенностью связана характерная черта этнокультуры крымских караимов – острая, порою болезненная реакция на критику известных в обществе представителей народа. Ее формирование в прошлом и устойчивость в настоящее время обусловлена сложением ряда факторов : это и отголоски уходящего в далекое прошлое культа предков, и незыблемость авторитета религиозных лидеров, и длительное сохранение патриархального уклада с присущими ему особенностями. Малочисленность народа усиливала действие перечисленных факторов и способствовала прочному закреплению упомянутой черты этнокультуры в национальном сознании.

54.            Ерасов Б.С. указ.соч., С. 424.

55.            Характеристика основных факторов модернизации взята по Ерасову Б.С., указ.соч., С. 381-383.

56.            Проект программы партии был опубликован в «Известиях Таврического и Одесского караимского духовного правления» ; 1917 г, № 2.

57.            Шапшал С.М. , указ.соч. - С. 341-344.

58.            Новороссийский  календарь.  Одесса, 1846, С. 350.

59.            Караимская народная энциклопедия. Т. V. Культура крымских караимов (тюрков), С-Пб, 2006 г. - С. 16.

60.            Алиев Ф.М. Антология крымской народной музыки.  Симферополь, 2001. 


Кропотов В.С. Специфика формирования этнической культуры крымских караимов и особенности ее проявления на различных исторических этапах развития общества/ Святыни и проблемы сохранения этнокультуры крымских караимов. Материалы научно-практической конференции. - Симферополь: Доля, 2008. - С.109-149.



  • Специфика формирования этнической культуры крымских караимов (часть 1)
  • Журнал «Известия Караимского Духовного Правления»
  • Актуальные проблемы возрождения языка крымских караимов
  • Крымские караимы в Николеве. История и современность
  • Крымские караимы (составитель – К. А. Ефетов)
  • Новая книга "КАРАИМЫ ЕВПАТОРИИ: история, культура, архитектура" В.М. Заск ...
  • Литература
  • Крымские караимы в Николаеве
  • Самостоятельность караимской религии
  • Академик А. Новосельцев о караимах...

  •  

     

    Добавление комментария
     

     

    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить, если не виден код



     
     

     

     

    Translate site to:
       
     

     

     
    Что бы Вы хотели здесь увидеть?

    Больше фото Караимов!
    Больше исторических фактов
    Больше про религию
    Больше про язык караимов


     
     

     

     
    «    Октябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
    31
     

     
     

     

     

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru