Логин
Пароль
 







 

 

 
 

 

 

 
 

 

ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ ФОЛЬКЛОРНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ КРЫМСКИХ КАРАИМОВ

 

 

 

 

 

 

ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ ФОЛЬКЛОРНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ КРЫМСКИХ КАРАИМОВ

 

 

         Сегодня, несмотря на небольшую численность во всем  мире и общую тенденцию к исчезновению,  ещё напоминают о  себе  караимы (караи) тюрки. Крымские караимы – коренной народ Крыма. Своеобразие этногенеза, древность истории, самобытность культуры этого народа уже давно привлекли к себе большое количество ученых и исследователей. На сегодняшний день численность крымских караимов   порядка 2-2,5 тыс. человек во всем мире. Основная масса проживает на исторической родине, в Крыму.

 

         Согласно ряду лингвистических и фольклорных исследований (Н.Баскаков, В.Радлов) караимский язык входит в кыпчакскую группу тюркских языков. Так, по данным Н.А. Баскакова он принадлежит западно-хуннской ветви, кыпчакской группе, кыпчакско-огузской подгруппе. По особенностям фонетики, грамматики и словарного состава самыми близкими к караимскому  из древних языков является кыпчакский, а из современных – кумыкский, крымскотатарский и карачаево-балкарский [19: 447].

 

По разным причинам в XIII   и XIV веках часть караимов переезжают из Крыма в  западную Украину, Галицию, Польшу и Литву. После переезда караи жили в разных регионах, но между собой всюду они говорили на своём национальном тюркском языке. Это, без сомнения, в значительной степени укрепило жизнь языка. Вместе с тем   не следует забывать, что живя в Крыму, крымские караимы находились в контакте с другими тюркскими языками: крымскотатарским, кумыкским, ногайским и турецким. После переезда  в Польшу и Литву  языковые отношения изменились. Здесь  в определённой степени уменьшилось влияние тюркских языков, но усилилось влияние славянских и летто-литовских языков.

 

Сейчас известно 3 диалекта караимского языка: крымский, тракайский и галицкий или галицко-луцкий. Караимский язык, один из самых древних и чистых тюркских языков, сохранивший в себе следы древнетюркского языка [7: 18]. Поэтому как для изучения караимского языка, и других языков, входящих в  кыпчакскую группу, так и для всей тюркологии в целом очень важно изучение материала караимского языка.

 

С точки зрения истории развития языка, караимский язык привлекает к себе особый интерес, так как  в фонетике, словарном составе и строении грамматики присутствуют следы древних тюркских языков. В лексике караимского языка осталось большое количество слов типичных для тюркских языков. В первую очередь это слова, известные  в кумыкском языке. В основном, это термины из сельского хозяйства, пчеловодства, военного дела. В языках, входящих в одну языковую подгруппу с караимским, такие термины со временем были заменены заимствованиями из арабского и персидского или из других  языков [9: 6].

 

Караимскому языку посвящен  ряд трудов известных тюркологов (В.В.Радлова, Я.Гжегоржвского, К.Фойя, А. Дубинского, В.А. Гордлевского, Н.А.Баскакова, Б.Мункачи, Т.Ковальского и А. Зайанчковского). Иначе обстоит дело с изучением караимской литературы в целом, и исследованием фольклорного наследия крымских караимов в частности.

 

Практически у всех народов фольклор – важнейшая составная часть духовной культуры. Не менее значимое место занимает фольклор и в культуре крымских караимов. Об этом свидетельствуют и  древняя традиция ведения семейных рукописных сборников меджума, и  народная любовь и почитание пословиц, которые подчас имели не меньшее значение, чем предписание религии. Караимские праздники зачастую сопровождались всеми любимыми состязаниями в знании пословиц, поговорок и загадок, в импровизации песен типа частушек (чины или чынги) [15: 20].

 

Фольклор крымских караимов ранее не был объектом специального научного изучения и систематически не исследовался. Цельного литературоведческого анализа фольклорных произведений не проводилось. Кроме того, в свое время не было предпринято в достаточной мере работ по сбору текстологического материала среди носителей караимского языка, которые могли бы дать фактологическую базу исследования как для литературоведов, так и для лингвистов. В наше время, к сожалению, работа такого рода, в Крыму уже не принесет желаемого результата. Это связано и  с угрожающе малой численностью этнических караимов, и с проблемой знания родного караимского языка. Сегодня на своём родном языке караимы почти не говорят. Язык помнят лишь самые пожилые представители народа, а их скоро можно будет перечесть по пальцам. Остальные знают лишь отдельные слова и выражения. В основном крымские караимы, проживающие на полуострове и в Украине, говорят на русском и украинском, а караи Литвы на литовском и русском языках. Такая неблагополучная ситуация в сфере родного языка сложилась у крымских караимов не совсем по их вине. Ход истории вносит свои необратимые изменения в жизнь людей и народов, так произошло и с караями-тюрками в конце XIX начале XX вв. 

 

Учитывая сложившуюся ситуацию и приступая к исследованию фольклорных образцов, нужно особое внимание уделить уже собранному, записанному, но не изданному богатому материалу караимских  семейных сборников меджума. Таким образом, для специалистов филологов обнаруживаются довольно явные, хотя и не совсем четкие перспективы.

 

 Имеется несколько трудов известных тюркологов посвященных караимскому языку. Но информация, которую могут дать караимские меджума, будет способствовать дальнейшим исследованиям. Это не только литературоведческие изыскания.  С изучением  меджума могут открыться и пока неизвестные новые стороны истории Крыма и особенности культуры и образа жизни местных народов. Возможно, такие данные лишь подтвердят уже известные факты, но есть надежда, что будет найдено и нечто новое.

 

Караимские меджума – это рукописные сборники. Обычно в эти сборники, похожие на большие толстые тетради, заносились произведения народной литературы - сказки, легенды, романы, песни, загадки, пословицы, а также различные важные события того времени. Тексты в них записывались сверху вниз по всей длине, и открывались они снизу вверх. Называются такие тетради на караимском языке – меджума.  До нашего времени сохранились  древние образцы, датируемые концом 18 в. 

 

Большинство известных  меджума были составлены во второй половине XIX в. до середины XX в.   Значительное количество рукописных сборников находится в государственных или частных коллекциях России, Украины и Польши. Самое большое число их   сохранилось в частных и государственных библиотеках и фондах  Крыма, Санкт-Петербурга[1], Вильнюса и Варшавы.

 

 Часть произведений, такие как тюркю, кошма, семаи, дивани, манилер и др., записывалась стихами. В своей статье «О караимских и крымчакских рукописях» Л.Я. Медведева сообщает о содержании рукописных сборников, хранящихся в фондах рукописного отдела ЛО ИВАН СССР: «Меджума содержат «народные романы» Ашикъ Къариб, Кер оглу, Къараджа оглан, Ашик Омер и шах Исмаил, Дахир и Зухра. В меджума входят также «меселе» (сказки, басни), в их числе «Сказка об испанском короле», «О сыне рыбака», «О живой и мертвой воде», «Сказка о шахе Исмаиле и Гулузар» и многие другие. Имеются также «фасыл» (сказка, предание), «Сказка о волке» - «Бцру фасылы», «Насреддин Ходжанын фасылы» - «Сказка о Ходже Насреддине», «Гузел фасылы» - «Сказка о красавице», «Шейтан фасылы» - «Сказка а черте» и др. В меджума входят еще «фыкъара» (или пыкъара) (рассказ, басня);  в их числе «Эки деликъанлыынъ фыкъарасы» («Сказка  о двух юношах»), «Акъыллы карынынъ фыкъарасы» («Сказка об умной женщине»); много сказок о Коршуд-беке, О Ходже Насреддине…И, наконец, типичная караимская сказка «Йомакъ». Такой сказке предшествует присказка «йомакъ башы», которая бывает сокращенной и полной. Сокращенная: «Бир заманда бар экен, бир заманда йокъ экен» и т.д. [4: 94].

 

В меджума можно найти также  пословицы и поговорки, которым посвящены работы Р.Кефели, В. Филоненко, Ю.Полканова. В 1910 в Петербурге Р.С. Кефели были изданы 500 караимских пословиц из семейного сборника. Позже профессор В.Филоненко в 1927 и 1929 гг. опубликовал ряд караимских пословиц [14]. Среди записей меджума встречаются также загадки – тапмаджалар, назидания – цгятлер (по содержанию и форме они близки к пословицам), считалки – сайинджалар, скороговорки – тезайтымлар, и, конечно, песни – йырлар.   

 

До Первой мировой войны меджума были почти в каждой караимской семье. В них из поколения в поколение записывали различные факты, заметки, фольклорные образцы, отрывки  и переводы художественной литературы, а также произведения собственного сочинения. Каждое поколение вносило в них свою лепту и, таким образом, меджума со временем превращались в  толстые тома. После некоторых произведений,  записанных в меджума, имеются даже фамилии авторов, но в большинстве случаев авторство не указано, так как эти произведения – творчество всего народа. Первая мировая и Гражданские войны, эмиграция и другие драматические события, привели к уменьшению количества меджума.

 

Сборники народной литературы крымских караимов-тюрок, то есть меджума, до сегодняшнего дня были опубликованы единожды известным тюркологом В.В.Радловым. В 1896 году  в «Образцах литературы северных тюркских племён. Часть 7. Наречия крымского полуострова» издательства Санкт-Петербуржской Академии наук  был опубликован караимский сборник – меджума, объёмом  410 страниц. В древности караи использовали в письме алфавит языка Ветхого Завета.  В своей книге В.В. Радлов дал транскрипцию русскими буквами только одной части произведений. Таким образом, были протранскрибированы 167 страниц, и более 300 страниц остались без транскрипции [18: 231].  В данном сборнике было опубликовано: 20 йомакъ, т.е. сказок, народные предания легенды; 108 «секирме йорелары» - отгадок (предсказаний, толкований) дрожаний человеческого тела; 200 «тапмаджа» - загадок; 470 «зарпы мэсеэль (мосэль)» - пословиц и поговорок и 343 различного рода песен, токорлеме дестан, турку, мани и т.д.  Серая Маркович Шапшал[2] в рукописи своей монографии «История тюрков-караимов в Крыму, Литве и Польше» отмечает, что «караимские тексты, собранные В.Радловым вовсе не представляют собой записей по произношению жителей той или другой местности Крыма, как это сделано в отношении татар (крымских) - прим Будник Н.В.), а являются лишь простой перепечаткой письменного сборника, случайно попавшего в руки В.Радлова.»  Тем не менее, работа В.Радлова своего значения не теряет, так как именно он первый поставил вопрос об изучении караимского языка на более серьезную, научную почву. Это отметил в свое время академик А.Н. Самойлович [13], это же подтвердил и профессор Заиончковский. В.Радлов, обратив внимание на народное литературное творчество крымских караимов, тем самым сделал довольно весомый вклад в дело изучения фольклора этого народа. Несмотря на этот  богатый материал, публикация работы, проделанной  В.Радловым, - это лишь капля в море для   устного народного творчества крымских караимов.

 

Позже были изданы несколько сочинений А.Зайончковского, связанных с устным народным творчеством и традицией меджума западных караимов.  Издавались также пословицы крымских караимов, собранных Кефели Р.С., Филоненко В.И., Дубинским А., Зайончковским В., Мардковичем А., Полкановым Ю.А. А в 2004-2005 годах  изданы сборники фольклора крымских караимов [15, 16].

 

Следует обратить внимание на то, что герои сказок, легенд и рассказов из караимских меджума часто встречаются и в литературе других тюркских народов. Например: Кер Оглан, Караджа Оглан, Тахир и Зюхре, Ашик Карип, Ашик Омер и др.

 

Академик А.Самойлович утверждает, что  в большинстве случаев произведения, записанные в караимских меджума, известны были и крымским татарам, и заимствованы караимами или от крымских татар, или из общего источника, откуда черпали и татары [13: 120]. Профессор Р. Музафаров,  занимавшийся исследованиями крымскотатарского фольклора, также отмечает, что многие произведения крымскотатарского фольклора близки к произведениям других тюркских народов как по форме, так и по содержанию. «Так, например, лексически сходны между собой отдельные песни татар, азербайджанцев, турок, узбеков, караимов»  [8:11]. Здесь, в исследовании фольклора крымских караимов,  проявляется еще одна проблемная ситуация – определение авторства того или иного произведения. Конечно, произведения, в которых имеется указание на какое-либо историческое лицо, место или автора, известные только в культуре крымских караимов не вызывает сомнения и размышлений о принадлежности произведений. Но таких примеров в фольклоре не много. Большинство сказок, песен, легенд  по содержанию схожи с примерами родственных  караям народов. Такое явление может говорить, об общих этно-исторических, географических и культурных корнях народов, в произведениях которых обнаруживаются сходства. Даже если, считать, что сюжеты произведений караимского фольклора заимствованы, почему же тогда они сохранились почти без изменений на протяжении столетий? Скорее всего, это произошло вследствие того, что сюжеты изначально были не чужды традициям общества и культуре крымских караимов [2:107].

 

В фольклорном наследии крымских караимов  остается неосвещенным вопрос о четкой жанровой классификации и специфике каждого жанра. В особенности это касается эпических форм фольклора. Здесь мы говорим о фольклоре, который бытовал до появления литературы, т.е., своего рода «архаический фольклор» [6:16]. Нужно отметить, что данная проблема свойственна многим  фольклорным исследованиям. Чаще всего критерием определения сказки, сказания, легенды, предания, является реальность происходившего (если ее можно установить) и доля вымысла в повествовании.

 

Жанровая система фольклора напрямую связана с обрядово-мифологической традицией. Первые фольклорные произведения были ей обусловлены и связаны с некой сакральной, тайной информацией. Это подтверждают исследования В.Веселовского, В.Проппа, Е. Мелетинского. Однако с течением времени акцент с передачи важной информации переносится на наррацию – содержание сюжета. «К установлению нарративного статуса ведет деритуализация и десакрализация – потеря текстом статуса сообщения, исходящего от предков или от богов. Десакрализация также вызывает переход событий мифа в область нестрогой достоверности» [6:74]. Таким образом, постепенно главным становится не передача информации, а творение текста, мифическое время заменяется сказочным, появляются новые герои и мотивы.  Благодаря сказителям, тексты обрастают тропами, расширяются и видоизменяются по форме и содержанию, порождая новые жанры и затрудняя в дальнейшем их разграничение. Связь с мифологией и народными верованиями в фольклоре обрывается не резко. Подтверждают это научные анализы сказок различных народов, в частности академические исследования Владимира Яковлевича Проппа [10, 11], который отмечает, что к сказителю изначально было отношение, как к человеку владеющему очень важной, сакральной информацией. [10:311] . Первоначальное отношение к сказителям было как к посредникам между духами и людьми. Считалось, что именно духи наделяли определенного человека тайной информацией и вдохновляли его на импровизацию.   Основываясь на статье Т.М.Садаловой [12], можно отметить схожесть в отношении к сказителю и у алтайских народов: «В силу неординарности самой фигуры и «позиции» алтайского сказочника сказочный жанр потерял многое от религиозно мировоззренческих институтов древнего общества и шаманских традиций, хотя нельзя полностью отождествлять их. В соотношении повествования сказочника и шаманского действия мы усматриваем древность шаманского функционирования сказки» [12:150]. С развитием общества, народа, мифологические представления подверглись процессам деритуализации и десакрализации, и у сказителей главным становится не точная передача информации, а творение и передача текста. Рассказчик напрямую связан с аудиторией, и должен уметь удержать эту связь. Он старается усилить эффект воспроизводимый на слушателей, добавляя все новые и новые подробности, украшая свой рассказ эпитетами, гиперболами, сравнениями, метафорами и др. тропами. Текст постепенно теряет статус сообщения  от богов и духов и становится цельным художественным произведением.  Традиции повествования, построения сюжета архаического фольклора постепенно, с течением времени попадают под влияние  традиций классической литературы. Поэтому обнаруживается необходимость в определении жанровых особенностей фольклорных произведений крымских караимов и последующий структурно-семиотический анализ этих произведений, который даст возможность исследовать произведение как целое, рассмотреть механизмы творческой импровизации сказителя и вскрыть глубокие содержательные связи в семантическом плане, вопреки гетерогенности мотивов и персонажей [5].

 

Для  решения поставленных выше вопросов, самое необходимое – собрать достаточную текстологическую базу фольклорных произведений крымских караимов. Это вновь  возвращает нас к проблеме меджума. Проблема не только в том, что их трудно найти, а еще и трудно прочитать. Сегодня это могут делать единицы.

 

Караимы на протяжении своей истории использовали арамейский (древнееврейский), латинский и русский алфавиты. Латинский алфавит существовал на основе польской графики в Луцке, Галиче и Вильнюсе.

 

Нужно отметить, что караи, используя алфавит священной книги – Ветхого Завета, тексты  писали на своём родном языке. То есть буквы караимского языка они записывали при помощи  квадратного шрифта арамейского алфавита.  Поэтому, сегодня прочтение таких текстов составляет большую проблему, так как для прочтения и понимания караимских текстов нужно знать и  алфавит оригинала Ветхого Завета и правила чтения, и караимский язык или другой родственный тюркский язык.

 

В караимском языке различаются книжный (письменный)  и разговорный вариант. Книжный язык можно также разделить на: литературный язык и язык Священного Писания. Литературный язык крымских караимов похож на  литературный язык крымских татар. Это язык меджума, то есть язык сказок, песен, легенд и стихов, и  в этом языке нет следов языка  Ветхого Завета.

 

В большинстве караимских меджума нет знаков препинания и строгих правил грамматики. Также как на арабском и османском языках текст в караимских меджума записывался справа налево и сверху вниз. Знаки огласовок, которые должны были бы присутствовать в письме, в большинстве случаев в караимских меджума отсутствуют. Поэтому, как мы уже сказали выше, для успешного чтения и понимания написанного в караимских сборниках, необходимо знать караимский или  родственный ему язык.

 

Существует и ещё одна сложность – почерк человека, который производил запись. Для  чтения меджума, кроме знания языка,  необходимо обладать ещё и  большим терпением, а подчас и  фантазией. 

 

Буквы   караимских меджума иногда отличаются от традиционных букв древнееврейского (арамейского) алфавита. Конечно, письмо рукописное всегда отличается от печатного, но в меджума  встречаются буквы ف,  ث, которых нет в древнееврейском, но они есть в арабском или османском алфавитах.

 

            В произведениях  жителей Крыма присутствуют заимствования из османской народной литературы. Часто в творчестве одного крымского народа можно увидеть общие элементы для всех жителей полуострова. Поэтому трудно, да и наверное незачем, установить кто точно является автором произведений караимских меджума: крымские караимы или крымские татары. 

 

Самая важная заслуга крымских караимов не только в создании множества произведений, но и в сборе и записи  произведений устного творчества народов, проживавших в Крыму, в меджума.

 

         При наличии большого количества пробелов в изучении фольклора крымских караимов, открывается широкое поле деятельности для специалистов-филологов. Благодаря их работе, многие еще неописанные и неизученные моменты народного творчества получат свое освещение и пополнят культурное наследие  и крымских караимов, и других народов Крыма.

 

 

Список литературы

 

1. Караи (крымские караимы). История, культура, святыни. – Симферополь, 200. – 256 с.

2. Короглы Х.Г. Трансформация заимствованного сюжета//Фольклор: поэтическая система (сб.статей). М.: Наука, 1977. – С. 106-125

3. Кропотов В.С. Военные традиции крымских караимов. – Симферополь: Доля, 2004. – 144 с.

4. Медведева Л.Я. О коллекции караимских и крымчакских рукописей в ЛО Института востоковедения АН СССР// Советская тюркология, 1988, № 6. – С.89 - 102

5. Мелетинский Е.М. К вопросу о применении структурно-семиотического метода в фольклористике// Семиотика и художественное творчество. М.:Наука, 1997. – С. 152-170

6. Мелетинский Е.М., Неклюдов С.Ю., Новик Е.С. Статус слова и понятие жанра в фольклоре// Историческая поэтика. Литературные эпохи и типы художественного сознания. М.:Наследие, 1994. - (С.38-104)

7. Мусаев К.М. Грамматика караимского языка. Фонетика и морфология. – М.: Наука, 1964. – 345 с.

8. Музафаров Р. Очерки фольклора тюрков. Автореферат дисс. /: Мелекесский Гос. Пед. Институт. - Баку БИ, 1966. – 30 с.

9. Прик О.Я. Очерк грамматики караимского языка (крымский диалект). – Махачкала: Дагестанский государственный университет имени В.И.Ленина, 1976.  – 189 с.

10. Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. М.: Лабиринт, 2005 – 332 с.,

11. Пропп В.Я. Морфология волшебной сказки. М.: Лабиринт, 2005 – 348 с.

12. Садалова Т.М. О термине «чорчок» (сказка) в контексте сказочной и шаманской традиции//Языки, духовная культура и история тюрков: традиции и современность. Труды международной конференции в 3-х томах. Июнь 9-13, 1992. Казань – Москва: ИНСАН, 1997., Т. 2. – С.147-150

13. Самойлович А. О материалах Радлова по народной словесности крымских татар и караимов. – СПб.: Типография Таврического Губернского Земства, 1916. – С. 120

14. Филоненко В.И. Атлар созы – караимские пословицы и поговорки// Известия Таврического общества Истории, Археологии и Этнографии. Симферополь, 1927.- №1 – С.117-138.;  Филоненко В.И. Атлар созы – караимские пословицы и поговорки// Известия Таврического общества Истории, Археологии и Этнографии. Симферополь, 1929.- №3 – С.138 - 151

15. Фольклор крымских караимов. Къарайларнынъ улус бильгиси. – Симферополь: Доля, 2004. -128с.

16. Фольклор крымских караимов. Песни, пословицы и поговорки, народный календарь. Йирлар, атлар сцзлери, улуг ата санавы. – Симферополь: Доля, 2005. – 160 с.

 

17. Doз. Dr. Şaban Kuzgun. Hazar ve Karay Tьrkleri. Gelişletmiş İkinci Baskı. – Ankara, 1993. – 367s.

18. Dubinski A. Caraimca. Prace Karaimooznawze. – Warszawa: Dialog, 1994. - S.231

19. Mehmet Hengirmen. Tьrkзe dilbilgisi. – İstanbul: Engin, 2002. – 620 s.



[1] по подсчетам  Медведевой Л.Я. около 18 меджума храниться в рукописном отделе ЛО ИВАН СССР[4]

[2] д.ф.н., ст. сотрудник АН Литовской ССР, основоположник караимского краеведческого музея в Вильнюсе; годы жизни – 1879 -1961

 

Кропотова (Будник)  Наталья Владимировна

(Святыни и проблемы сохранения этнокультуры крымских караимов. Материалы научно-практической конференции. – Симферополь: Доля, 2008.)  

 


  • Вильгельм Радлов, Образцы народной литературы северных тюркских племен, Т.7
  • Тюлай Чулха, Крымскокараимская меджума Катыка: текст, перечень лексики
  • Константин Ефетов. «Жизнь летучих мышей». Стихотворения.
  • Ефетов Константин Александрович. Шеф говорил… Стихотворения. – Симферополь, ...
  • Повествование о Сейфюль-Мулюк и Бедиуль-Джемаль
  • 13 декабря в Мелитополе состоялась встреча караимов с Чрезвычайным и Полном ...
  • Караимское вероисповедание – караизм
  • Ефетов К.А. Колодцы памяти
  • Презентация в библиотеке им. А.С.Пушкина
  • Каталог "Крымские караимы"

  •  

     

    Добавление комментария
     

     

    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить, если не виден код



     
     

     

     

    Translate site to:
       
     

     

     
    Что бы Вы хотели здесь увидеть?

    Больше фото Караимов!
    Больше исторических фактов
    Больше про религию
    Больше про язык караимов


     
     

     

     
    «    Октябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
    31
     

     
     

     

     

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru